00:09 

Перевод Танца с Драконами

Ohona
"Не плохо, когда над тобой смеются. Гораздо хуже, когда над тобой плачут..."
В кои-веки что-то полезное читателю!!

Начала переводить Танец с
Драконами (пролог пропустила, ибо разобрать нивазможно). Переводила
первую главу Тириона, потом вспомнила, что были спойлерные главы и была
не очень приятно удивлена что то, что я в поте лица перевожу, уже
переведено до меня xD Потом перешла к спойлерной главе Дени (ее я сразу
проверила на наличие перевода), думала, что потом Давос пойдет - тоже
спойлерная глава... но, пошел лорд-командующий Ночного Дозора Джон Сноу!
Но и его постигла неудача - сканы, как я уже упоминала, даже не
сканы, а одно название, так что перешла к четвертой главе, и начала ее
переводить.

Еще не правила, да и не до конца перевела, но начало это главы вот:


Примечания:
- первые три абзаца не разобрала, каюсь)
-
жирным шрифтом или значками (?) обозначены те места, перевод которых
неточен. Ну совсем неточен, ибо очень смутно и нипанятна для меня,
тормоза)


Надейся на это, мой крупный друг. Однажды мы напишем эти слова на твоей могиле.

- Мы должны сесть на эту галею, - сказал карлик. - Самый быстрый путь в Волантис - путь по морю.

-
Море опасно, - ответил Иллирио. - Осень это время сильных штормов, к
тому же у пиратов есть логово на Каменных Ступенях. Приходится
полагаться на честность людей, а я никогда не сбуду полагаться на
неизвестно кого, даже для тебя, мой маленький друг.

- На Ройне тоже есть пираты.

- Речные пираты, - торговец сыром зевнул, прикрыв рот рукой. - Тараканьи капитаны суетятся над крошками.

- Я слышал разговоры о каменном человеке. (?)

- Они достаточно реальны - эти бедные проклятые вещи. Но почему они говорят о них?
День слишком ясен для таких разговоров. Мы скоро увидим Ройн и там вы
избавитесь от Иллирио и его огромного живота. А пока давайте выпьем и
отдохнем. У нас есть хорошее вино и сладости. Почему бы не насладится жизнью в перемене между болезнью и смертью?

А и вправду, почему бы и нет? Тирион удивился, снова почувствовав тетиву арбалета. Он вертелся на подстилке, и это движение успокаивало его так, как будто он спал на руках у матери. Хотя никогда и не знал, каково это. Упругая
шелковая подушка, набитая гусиным пером, касалась его щеки. Пурпурные
вельветовые шторы собирались на манер крыши вверху, оберегая от жестокой
осени, царящей снаружи.

Цепочка
мулов шла за ним, неся сундуки, шкатулки и бочки, что бы уберечь
властелина сыра от голода. Сегодня утром они ели пикантную колбасу с
темным из smokeberry. Застывший угорь и дорнийское красное наполнили их
полдень. К ужину подоспели ломтики ветчины, взбитые яйца и жареная птица
с чесноком и луком со слабым ales и горячим мирийским вином, что бы
спасти их органы пищеварения. Носилки двигались ровно настолько
медленно, насколько они были комфортными и вскоре карлик почувствовал в
себе постоянно зудящее и не дающее покоя чувство нетерпения.

-
Сколько еще ждать до того, как мы доберемся до реки? - спросил Иллирио
тем вечером. - Такими темпами драконы твоей королевы успеют вырасти
больше, чем те трое Эйегона, прежде чем я успею на них посмотреть.

-
Даже если так, большой дракон - страшнее маленького, - Магистр пожал
плечами. - Мне будет приятно пригласить королеву Дейенейрис в Волантис,
но я должен доверять тебе и Гриффу. Больше всего возможностей, что бы
помочь ей, у меня есть в Пентосе, ожидая ее возвращения. Чем дольше я с
вами, тем... но ведь старый толстый человек должен пребывать в комфорте,
не так ли? Давай, выпьем со мной.

-
Скажи мне, - сказал Тирион, когда выпил, - почему магистр Пентоса плюет
на того, кто носит корону Вестероса? В чем твоя выгода в этом
предприятии, милорд?

Толстяк
брызнул жиром с губ. - Я старый человек, уставший от этого мира и его
предательств. Не удивительно, что я захочу сделать что-то хорошее, пока
мои дни не будут сочтены - помочь красивой маленькой девочке вернуть то,
что принадлежит ей по праву рождения?

Следующим пунктом станет вручение мне комплекта магических доспехов и замка в Валирии.

-
Дейенейрис теперь нечто большее, чем маленькая красивая девочка, но
Железный Трон хочет порезать ее на маленькие красивые кусочки.

- Не бойтесь, мой друг. Кровь Эйегона-Дракона течет в ее венах.

Точно так же, как кровь Эйегона Недостойного, Мейегора Жестокого и Бейлора Благословенного.

- Раскажи мне о ней.

Тослстяк задумался.

-
Дейенейрис была еще ребенком, когда пришла ко мне, она была даже
младше, чем моя вторя жена, которая была настолько красивой, что я не
мог сдержаться и добиваля ее для себя. Она была такая пугливая и
скрытная, что я понимал, что не должен играть с ней подобным образом.
Однако, я взял ее силой, пока еще не прошло то безумие... Если честно, я
не думал, что Дейенерис долго продержится среди повелителей лошадей.

- Но ты не передумал и продал ее кхалу Дрого...

-
Дотракийцы не покупают и не продают. Скорее, это ее братец Визерис
подарил ее Дрого в знак дружбы. Глупый юноша... и жадный. Визерис
страстно желал вернуть себе трон своего отца, но и Дейенейрис он желал
тоже, и был не склонен отдавать ее. В ночь накануне свадьбы принцессы он
хотел выкрасть ее, полагая, что если ему не суждено получить ее руку,
он получит ее девственность. Если бы я предусмотрительно не поставил
стражу у ее дверей, то Визерис бы сделал то, что так долго планировал.

- Ты выставляешь его идиотом.

-
Визерис был сыном сумасшедшего Эйериса, и только. Дейенейрис...
Дейенейрис совершенно другая. - Он положил жареного цыпленка к себе в
рот и громко захрустел. - Напуганный ребенок, которому я
покровительствовал, умер в Дотракийском море и переродился в крови и
огне. Королева драконов, которая носит это имя - настоящий Таргариен.
Когда я отправил корабли, чтобы привезти ее домой, она повернула в Залив
Работорговцев. За считанные дни она захватила Астапор, вынудила Юнкай
дать ей дорогу и разграбила Мирин. Мантарис будет следующим, если
учесть, что она идет на запад по старым валирийским дорогам. Если же она
идет по морю... что ж, ее флот может пополнить запасы еды и воды в
Волантисе.

- По земле или по морю, Мерин и Волантис разделяют многие лиги, - заметил Тирион.

-
Пятьсот пятьдесят, если напрямик через пустыни, горы, болота и земли,
заселенные демонами. Множество умрет, но те, кто выживут, станут
сильнее, когда они доберутся до Волантиса... где они найдут тебя и
Гриффа, ожидающих их, свежие отряды и достаточно кораблей, что бы
доставить их всех в Вестерос.

Тирион
взвешивал все то, что он знал о Волантисе, самом старом и самом гордым
из девяти Вольных Городов. Что-то было не так здесь. Даже имея в
распоряжении только пол носа, он слышал это.

-
Считается, что у каждого свободного человека в Волантисе есть по пять
рабов. Почему же старейшины города будут помогать королеве, которая
уничтожает работорговлю? - спросил он Иллирио. - К тому же, почему ты?
Работорговля разрешена законами Пентоса, и пока ты держись палец на жиле
этого предприятия, а то и всю лапу. Однако ты сговариваешься с
драконьей королевой, а не против нее. Почему? Что ты надеешься получить?

-
Мы вернулись к началу? Однако, ты настойчивый карлик, - Иллирио
улыбнулся и хлопнул себя по животу. - Как хочешь. Король-попрошайка
клялся, что я буду его мастером над монетой и лордом к тому же. Однажды
он оденет свою золотую корону и я смогу выбрать любой замок... даже
Кастерли Рок, если захочу.

Тирион фыркнул, и вино брызнуло оттуда, что раньше было его носом.

- Моему отцу бы это не понравилось.

-
У твоего отца не было повода беспокоится. Зачем мне Утес? Мой дом
достаточно велик для любого человека, да и удобнее твоих ужасных замков
Вестероса. Однако должность мастера над монетой... - человек начал
чистить еще одно яйцо. - Я люблю монеты. Разве есть звуки красивее звона
золота?

Крики сестры.

- И ты уверен, что Дейенейрис выполнит обещания своего брата?

-
Выполнит, или не выполнит, - Илирио откусил половину яйца. - Я говорил
тебе, мой маленький друг, что далеко не все, что делается, делается за
что-то. Верь или нет, но даже старые дураки как я, имеют друзей, и долг
вызывает ко мне.

"Лжец, - подумал Тирион. - Ты ожидаешь что-то получше монет и замков с этого дела".

- Так редко встречаешь людей, которые ценят дружбу дороже золота в эти дни.

- Истинно так, - сказал толстяк, не поняв иронии.

- Как случилось так, что вы с Пауком подружились?

- Мы провели молодость вместе, два зеленых мальчишки в Пентосе.

- Варис из Мира.

-
Да. Я встретил его вскоре после того, как он приехал - почти что раб.
Днем он спал в сточной трубе, а ночью крался по крышам, как кошка. А я
был почти что бедняком в грязном шелке, живущим своим мечем. Может, ты
заметил статую у моего бассейна? Пито Маланон вырезал ее, когда мне было
шестнадцать. Красивая вещь, я плачу каждый раз, как вижу ее.

- Годы разрушают нас всех. Я до сих пор оплакиваю свой нос. Но Варис...

-
В Мире он был лучшим вором, пока соперник не донес на него. В Пентосе
его акцент выдавал его, и однажды, когда узнали, что он евнух... его
презирали и избивали. Почему он выбрал меня, что бы я защищал его, я не
знаю, но мы пришли к некоторому соглашению. Он следил за другими ворами и
крал у них добычу, а я предлагал свою помощь их жертвам, обещая
показать, где их выкраденные вещи за некоторое вознаграждение. Вскоре
каждый человек, который страдал от утраты чего-либо, приходил ко мне, в
то время как разбойники и воришки искали Вариса... одни, что бы
перерезать ему глотку, а другие что бы продать ему то, что они украли.
Мы оба богатели, и стали еще богаче, когда Варис натренировал своих
мышат.

- В Королевской Гавани он содержал маленьких птичек.

-
Мышата - так мы их называли. Старые воры были дураками, думая, что нет
ничего лучше, чем провести ночь в компании вина(?). Варис предпочитал
сирот и маленьких девочек. Он выбирал самых маленьких, которые
были быстрыми и тихими, и приказывал им залезать на стены и спускаться
по трубам. Он даже учил их читать. Мы оставили золото и камни другим
воришкам. Вместо этого наши мышата крали письма, книги, хартии... через
некоторое время они могли читать их и оставлять лежать на месте. Секреты лучше серебра и сапфиров,
- утверждал Варис. Только так. Я стал выглядеть настолько внушительно,
что даже кузен принца Пентоса предлагал мне женится на его молоденькой
дочери, в то время как шепотки одного евнуха преодолевали Узкое Море и
доходили до ушей короля. Очень беспокойного короля, который
полностью не доверял ни своему сыну, ни своей жене, ни своему деснице -
другу, с который вырос самонадеянным и чересчур гордым. Я думаю,
остальную часть этой истории вы знаете, не так ли?

- Большей частью, - согласился Тирион. - Я вижу, что ты нечто большее, чем просто торговец сыром.

Иллирио склонил голову.

-
Вы слишком добры говорить так, мой маленький друг. И, со своей стороны,
я должен заметить, что вы и вправду очень умны, как и сказал лорд
Варис, - он улыбнулся, показывая все свои кривые желтые зубы, и приказал
принести еще один кувшин огненного Мирийского вина.

Когда
магистр поставил кувшин и выразил свое желание поспать, Тирион
перебрался через подушки и наполнил свою чашу. Он осушил ее, зевнул и
налил еще. Если я выпью достаточно вина, то, может, мне приснятся драконы.

Когда
он был одиноким ребенком в глубине Кастерли Рока, он часто летал верхом
на драконах по ночам, представляя себя каким-нибудь потерянным принцем
таргариенов, или валирийским повелителем драконов, парящим высоко над
полями и горными хребтами. Однажды, когда его дяди спросили его, какой
подарок он хочет в день своих именин, он попросил у них дракона. "Он не
должен быть обязательно большим. Он может быть маленьким, как и я". -
Его дядя Герион считал, что это была самая веселая вещь из тех, которые
он когда-либо слышал, но дядя Тиггет сказал, что последний из драконов
умер сто лет назад. Тогда это казалось настолько жестоким и
несправедливым, что он плакал всю ту ночь напролет.

Но,
если верить властелину сыра, дочка Безумного Короля вывела трех живых
драконов. На два больше, чем нужно одному. Тирион стало отчасти жалко,
что он убил своего отца. Ему очень хотелось бы видеть лицо лорда
Тайвина, когда он узнает что в Вестерос направляется королева
Таргариенов с тремя драконами, а за ней идут хитрый евнух и продавец
сыра размерами в пол-Кастерли Рока.

Карлик
настолько наелся, что вынужден был расстегнуть свой пояс и ослабить
тесьму на своих верхних брюках. В своей многослойной одежде он
чувствовал себя десятифунтовым куском колбасы в пятифунтовой шкуре. Если
мы будем так питаться каждый день, то я дойду до размеров Иллирио
раньше, чем увижу эту королеву драконов. Снаружи носилок уже началась
ночь. Да и внутри уже было темно. Тирион слышал к храп Иллирио, скрип
кожаных ремней, лязг вещей, трясущихся на неровной валирийской дороге,
но сердце его слышало только взмахи кожаных крыльев.

Когда
он проснулся, уже расцвело. Лошади флегматично шли дальше, носилки же
качались и скрипели. Тирион дернул занавески, что б взглянуть наружу, но
не увидел ничего кроме полей цвета охры, голых бурых вязов и,
собственно, дороги - прямого, как стрела, тракта, упирающегося в
горизонт. Он читал о валирийских дорогах, но увидел он такую в первый
раз. Власть свободных людей касалась Драконьего Камня, но никогда не
наползала на основной материк Вестерос. И не удивительно. Драконий
Камень - всего лишь скала. Земли на запад от ее были, несомненно,
богаче, но еще у них были драконы. Конечно же, они знали об этом.

Он
выпил слишком много прошлой ночью. Его голова раскалывалась на куски, и
даже малейшее покачивание было достаточно, что бы съеденное подступило к
его горлу.

PS ни за что не откажусь, если кто-то захочет, ну так, ВДУРГ мне помочь! )


@темы: ПЛиО, Танец с Драконами, юро переводов

URL
   

My madnesssss...

главная